[an error occurred while processing this directive]

Степанова Наталия - Века В Плену Любви



СТЕПАНОВА НАТАЛИЯ
ВЕКА В ПЛЕНУ ЛЮБВИ
   Посвящается двум самым дорогим мне девушкам: Юлии Мелне и Дарье Якушевой.
  
  
  
  
  
  
  
ПРОЛОГ
  
   Север Англии, граница с Шотландией, замок Эник, 1560 год.
   Замок Эник уже несколько часов пытался удержать яростную атаку шотландских племен. Каждую минуту в воздухе слышались громыхания выстрелов. Этот гром пронзал воздух и затихал, как-бы готовясь к новому выстрелу.

И он раздавался, снова и снова лишая человека жизни.
   Высокие крепостные стены Эника, казалось, были неприступны. Ров, расположенный вокруг замка, обеспечивал неприступность. Человек в доспехах не смог бы пробраться сквозь этот ров. Но горцы... Казалось ничто не может остановить этих кровожадных людей.

Они атаковали с такой стремительностью. Замок пережил множество войн и был практически неприступен. Но не прошло и нескольких часов сражения, как он уже почти был взят горцами.
   - Милорд, - навстречу герцогу Нортумберленду мчался начальник замковой охраны, - горцы выбиваю ворота! Они вот-вот прорвутся в замок. Что делать?
   Томас Перси, седьмой герцог Нортумберленд, знал, что все этим закончится. Они были обречены. Это было ясно с самого начала сражения.

Эту атаку замок выдержать не сможет.
   Когда он услышал слова начальника охраны, его бронзовое лицо стало мертвенно бледным. В серых глазах отразился страх. Он не был трусом, такие мужчины трусами не бывают.
   Но сейчас он боялся, смертельно боялся. Но не за себя. Он боялся за жену и ребенка. Эти два человека для него были важнее всех в мире.

За них он отдаст жизнь, лишь бы с ними все было в порядке.
   Но шотландцы - варвары, не стоит надеяться, что они пощадят кого-то, пусть это даже ребенок.
   - Мы не должны допустить, чтобы они пробили ворота. Оставайся на стене, а я скоро вернусь.
   - Куда вы, сэр?
   - Я хочу удостовериться, что с герцогиней все в порядке.
   - Ступайте, сэр, мы постараемся попридержать горцев.
   Томас хотел видеть жену. Он любил эту женщину больше жизни. Он никогда и ни к кому не испытывал такого сильного чувства, но к ней...
   - Франсис! Франческа! Ты где?
   Он буквально влетел в холл своего замка. Где-то здесь его жена. Он должен ее спасти.
   - Томас, любимый, я здесь.
   Он взбежал на лестницу, к стоящей на верху женщине. Он не смог сдержаться. Его горячие объятия навеяли на Франческу грусть. Он видел затаившийся в ее глазах страх, но не мог ничем ее успокоить. Она старалась казаться смелой.

И он знал, что Франческа ни за что не признается в том, что боится. Эту черту он в ней просто боготворил. Таких женщин больше нет на свете.

И именно она стала его женой.
   Они так стояли, молча и обнявшись, очень долго, размышляя о своей участи. В ее больших серо-голубых глазах застыли слезы. Очаровательное лицо не было больше тем жизнерадостным, как раньше.
   - Что будет с нашим ребенком, Томас?
   - Любимая, все будет хорошо, - он посмотрел в ее глаза, заключив ее личико в свои ладони, - неужели ты думаешь, что я позволю причинить вам боль?
   Его горячие поцелуи начали покрывать ее холодное лицо, по которому скатилась одинокая слеза, выдавая весь тот страх, который она испытывала. Это была ее первая слеза, которую он увидел за свою жизнь. Его сердце словно сжало тисками.
   - Конечно не позволишь, - странная улыбка тронула ее лицо, - а я не позволю причинить боль тебе. Я люблю тебя. Что бы ни случилось, заботься о сыне, прошу тебя.
   - Мы вдвоем будем о нем заботиться.
   Его последние слова заглушил шум, донес



Назад


[an error occurred while processing this directive]