ac0fbaff     

Стрелецкий Сергей - Переписка По Соседски



Сергей СТРЕЛЕЦКИЙ
ПЕРЕПИСКА ПО-СОСЕДСКИ
Зачем нам добрые законы,
когда нет добрых нравов?
Гораций
Июня 16, года 16..., в пятницу, Мэнор Касл
Милостивый государь!
Пребывая в весьма расстроенных чувствах сажусь я за это письмо к Вам.
Злой рок, божье провидение, силы естества - как хотите, так и называйте -
с недавних пор противятся нашему соседскому союзу. Горько думать, что наша
многолетняя дружба стоит сейчас перед испытанием, которое, увы, может
оказаться ей не по силам.
Как говорили древние, dubia plus torquent mala [Страшнее всего
внезапные несчастья (лат.)]. Вернувшись в канун Святой Пасхи из Эдинбурга,
я обнаружил хозяйство свое в совершеннейшем беспорядке. Большая часть
имущества моего сгорела в пожаре, имевшим быть вчера вследствие причины,
кою в письме к Вам нет нужды указывать. В числе окончательно испорченной
утвари оказалась и фамильная наша couche [кровать (фр.)], которая была мне
особенно дорога как память о матушке моей, которую Вы, милостивый
государь, полагаю, еще не забыли. В огне пострадали также портреты предков
моих, - иные из полотен принадлежали кисти известных придворных мастеров,
что никак не уменьшало для меня их ценности. Ущерб, нанесенный пожаром
зданию, пока не поддается точной оценке - но, как Вы понимаете, ремонт
обойдется мне в несколько сотен фунтов, что весьма болезненно скажется на
семейном нашем доходе. Кстати, доход сей будет и так невелик, ибо для
выпаса излюбленной моей йоркширской породы тонкорунной овцы выгоревшая
трава далеко не так хороша, как свежая.
К вышеуказанному ущербу осмелюсь добавить также следующие предметы и
строения: изгородь из жердей ореховых, приведенная в негодность на
протяжении пятидесяти трех футов с северной стороны пастбища; пристройка с
садовым инвентарем, в том числе садовником, пропавшим неизвестно куда;
сервиз флорентийский, привезенный известным Вам пращуром моим, сэром
Майклом, из Лондона, а ныне частично негодный к употреблению, что в
определенной мере лишает его ценности; карета прогулочная, с откидным
верхом, работы бирмингемского мастера Тринетиса, коего отец мой посылал
также к Вам в поместье по Вашей просьбе.
Горечь от утраты сих дорогих мне предметов усугубляется и тем еще,
что семейная казна, хотя и никуда не делась, находится в чрезвычайно
неудобном состоянии: золотые и серебряные монеты, лежавшие в спрятанном
железном сундуке, расплавились, и имеют теперь вид плиты размерами
шестнадцать с половиной на десять дюймов и высотой в семь дюймов. Мне до
сих пор не удалось взвесить ее, так как извлечь слиток из сундука без
серьезных повреждений оного представляется совершенно невозможным.
Сердечная моя скорбь едва не заставила меня позабыть о супруге моей,
состояние которой меня чрезвычайно тревожит. Здорова ли она? Испытывает ли
она все еще головные боли, кои доставляли нам обоим столько страданий -
мне, как Вы хорошо понимаете, душевных, ей же - телесных? Передайте ей,
сэр, что лекарство, которое рекомендовал ей наш аптекарь Ривз (Вы его,
конечно, помните), я из Эдинбурга привез.
Завершая свое послание, я с прискорбием хочу Вам сообщить, что
пережитое потрясение подвигнуло меня на составление судебного иска против
Вас, милостивый государь, с целью возобновления нанесенного ущерба - как
имущественного, так и нравственного. В том же, что причастны к последним
злосчастным событиям именно Вы, у присяжных не будет никаких сомнений: Вас
в это время видели на месте происшествия.
Пишу это Вам с несказанной мукою при мы



Назад