ac0fbaff     

Стрельцова Маша - Помело Для Лысой Красавицы



det_irony Маша Стрельцова Помело для лысой красавицы Если вам скажут, что ведьмы и колдуны могут все, — не верьте! Например, я, потомственная ведьма Магдалина Потемкина, даже умереть спокойно не могу...

Враги наслали на меня порчу, и теперь я так и болтаюсь между жизнью и смертью... И все-таки одна добрая душа решилась оказать помощь — приготовила особое колдовское зелье, которое вернет мне жизнь.

Но за это нужно заплатить: отыскать кольцо Клеопатры — артефакт убойной магической силы... Жить-то хочется, и я начала поиски. Но скоро выяснилось: вместо чудодейственного лекарства мне подсунули обычный наркотик! А почему? Да потому, что явно собирались убить...

Вот теперь уж точно деньки мои сочтены... Вся надежда на кольцо Клеопатры. Вот только где оно?..
ru ru OCR Альдебаран admin@aldebaran.ru FB Tools 2005-07-12 5823A2E1-E2B7-4804-953B-8EF249E5C81F 1.0
Помело для лысой красавицы Эксмо Москва 2005 5-699-08908-Х Маша Стрельцова
Помело для лысой красавицы
Глючная непедагогичная сказка,
рассказанная Полу под новогодней елкой
о старых как мир истинах —
добре и зле, любви и ненависти,
и о том что белое и черное —
в сущности, один цвет.
* * *
Серым декабрьским утром я вышла из здания аэропорта и обозрела родные просторы. Просторы были так себе — в застывших кляксах луж и отвратительного грязного полурастаявшего снега, зима на родине явно была теплой. Нависшее небо с тяжелыми депрессивными облаками дополняло милую картину. Я получше натянула вязаную шапочку на мигом озябнувшие уши и тут ко мне подскочил первый таксист:
— Девушка, доставим быстро, по минимальным расценкам.
Врал, конечно. Мне это будет стоить раза в три больше аналогичной по протяженности поездки в городе.
Я не успела ничего сказать, как подлетел второй, третий.
— Успокойтесь, — махнула я рукой, — у меня денег нет даже на минимальные расценки.
Таксистов как ветром снесло.
Я им наврала — денег у меня было много. Даже после оплаты безумных счетов из дорогущей клиники Женолье, что на полпути между Женевой и Лозанной. На всю жизнь хватит.

А если жизнь измеряется месяцем — то и подавно.
Беззаботно рассматривая толпившийся вокруг народ, я не торопясь пошла к автобусной остановке. Еще в Швейцарии меня снедала тоска по своей глючной, чумазенькой России.

И я страстно мечтала проехаться на нашем обычной городском автобусе и пообедать в обычной советской столовке, которые еще сохранились при фабриках и заводах — где делают котлетки из обрезков мяса пополам с туалетной бумажкой, с картофельным пюре и кусочком холестеринового масла. В общем, меня мучила ностальгия.
Автобуса пришлось ждать полчаса. За это время я каким — то отрешенным взглядом сканировала и подвергала анализу окружающую среду. Я собирала в базу данных все — запахи, эмоции, поступки людей.

Мне было безумно странно — пройдет месяц, и меня не будет. А все что вокруг — останется без изменений. Впрочем — какой месяц?

Доктор Энглман, седенький старичок, гений онкологии, отпустил меня наконец — то обратно в Россию — умирать, сказал что такой случай в его практике впервые — мой рак совершенно не реагировал на лечение. И Энглман пообещал мне тот месяц пять дней назад. Соответственно — через двадцать пять дней — я умру.
«Маня! — наконец осадила я себя. — Ты, блин, собралась помирать, так хоть помри весело, что теперь, плакать, что ли?»
Это как ни странно помогло.
Я взбодрилась, сбегала рысцой опять в здание аэропорта, купила четыре хот-дога, пепси — лайт и позавтракала — в первый раз за несколько дней. Высокодозирова



Назад