ac0fbaff     

Столяров Кирилл - Казус



КИРИЛЛ СТОЛЯРОВ
КАЗУС. СКАЗОЧКА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ.
Когда Василису Тихоновну Жибоедову поперли с должности заведующей
райпотребсоюзовским мясорыбным складом, у старшей кладовщицы рыбной группы
Фроси Парахнюк мигом опустились руки. И так ее жизнь, право слово, шла с кочки
на кочку, вкривь и вкось, а что же теперь будет? Что греха таить, Василиса
Тихоновна тоже была не сахарная, однако держала себя со старшими кладовщицами
по-свойски и к каждому празднику подкидывала им по полета рублей. Понятно, не
за красивые глаза, а за дело, но то дело было не ахти каким страшным и уже
привычным. Взять, к примеру, Фросину рыбную группу. Ну что из того сделается,
если Фрося по приказу начальницы отпустит в магазины тресковое филе по весу, а
не как положено - по трафарету, или маленько занизит вес тары? Раз Жибоедова
хозяйка, ей, должно, видней, а наше дело исполнять да помалкивать. Зато
Василиса Тихоновна была к Фросе не придирчивая, когда мясца кусочек подбросит,
когда ножек говяжьих, а о рыбе и говорить нечего. Фрося сама без спросу крошки
чужой отродясь не брала, а когда дают - кто ж не возьмет? Так и жить можно, а
иначе, право слово, хоть ложись да помирай. Ведь ее зарплата - восемьдесят
пять рублей, а пять ртов насытить, одеть, обуть и обиходить - разве это
просто? В девках будучи и замуж за Кешку Парахнюка' собираючись, Фрося и в
голову не брала, что ее судьба эдакие коленца выкинет, однако с наступлением
черной полосы на людях слезами не заливалась и несла свой крест достойно.
Разве против судьбы пойдешь? Раз тебе на роду написано за мужика выкладываться
- не ропщи и запрягайся . . .
Фросин муж Кеша до некоторых пор был человек человеком, преподавал
географию в десятилетке, исправно работал на ихнем огороде, выпивал только по
выходным и в меру, словом, считался ничуть не хуже людей, а пять лет назад
мужика точно подменили. Началось все с того, что Кеша как-то не так прочитал
книжку "Семнадцать мгновений весны". Раз прочитал, другой, третий и стал вдруг
задумываться. За целый вечер ни Фросе, ни детям словечка не вымолвит, а все
молчком - думает и думает. По улице идет - ни с кем не здоровается, в
мясокомбинатовском клубе на киносеансе - на экран не глядит, и вообще не в
себе. Кто мужиков поймет? - думалось Фросе. Кеше как-никак сорок второй пошел,
может и у них в таком возрасте что-то в организме переиначивается? Словом,
понадеялась она на авось и нарвалась на беду.
Поехал Кеша на слет краеведов в область и ненароком угодил там под
грузовик. Поломало ему три ребра, ключицу и, главное дело, так ушибло голову,
что дали ему инвалида второй группы. Фрося тогда с ума сходила, каждое
воскресенье моталась за девяносто километров в областную больницу, но, к
счастью, выходили доктора Кешу, и выписался он домой в нормальном виде. Стоял
в ту пору май месяц, Кешу до осени от школы освободили - отдыхай себе и
поправляй здоровьечко, а он нет - накупил бумаги, карандашей с резинками и
приноровился писать. Целыми днями пишет, курит, курит и пишет. И все
по-старому - молчком. Фрося терпела, терпела, а потом не выдержала и спросила:
- Кеш, кому это ты все пишешь?
- Человечеству! - Кеша хитровато улыбнулся. - Я роман пишу.
- Какой роман? - у Фроси подкосились ноги. - Мне, милая моя, самому пока
еще не все ясно, - вдумчиво ответил Кеша. - Получается что-то похожее на
политический детектив.
- Зачем же ты, Кеш? - потерянным голосом спросила Фрося. - Как зачем?
Понимаешь, Фросенька, во мне что-то такое пробудилось, и я внезапн



Назад