ac0fbaff     

Столяров Андрей - Телефон Для Глухих



Андрей Столяров.
Телефон для глухих
Танки вошли в город на рассвете. Оранжевое солнце уже вынырнуло из
сельвы. Длинные лучи его, встрепенув пронзительных попугаев, желточными
полосами легли на выпуклую и пустынную поверхность шоссе. Сержант
пропускного пункта, цокая каблуками, лениво бродил по этим полосам,
оставляя в неподвижном воздухе переливающиеся облака сигаретного дыма,
когда в недрах сельвы, во влажной и сумрачной сердцевине его, там, где из
хаоса первобытных корней коричневым куполом, как яйцо ископаемой птицы,
взметнулась к тающим утренним звездам силиконовая, гладкая и блестящая
громада Оракула, возник ровный гул моторов - взбух, перекрыв птичий гвалт,
покатился вперед: с треском опрокидывая пышные верхушки гевей, окутываясь
бензиновым чадом, на шоссе выкарабкалась квадратная бронированная машина -
осеклась, подрагивая горячим телом, и, как палец, уставила короткое дуло
прямо на серый, игрушечный, пластмассовый домик пограничной охраны.
Люк откинулся, и из него по пояс высунулся человек в черном офицерском
мундире. Стащил толстый шлем с наушниками, сгибом локтя утер взмокшее
лицо.
- Эй, там - полегче! - оторопело крикнул сержант, глядя на смятый
шлагбаум.
Танковая поддержка была обещана давно, еще со времен "Бойни пророков".
Тогда, полтора года назад, непосредственно в ночь хаоса и резни,
затопивших столицу, новое правительство страны, сформированное тремя
полковниками, членами тайной масонской ложи, объявила Оракула национальным
достоянием и, повесив слепящие, многоярусные "люстры" над Международным
сектором, мгновенно сломив беспорядочное сопротивление редких частей
Научного Комитета, под прикрытием штурмовых вертолетов "гром" двинуло
гвардию в самый центр Зоны Информации. Сельва пылала, подожженная
термитными бомбами, огненный буран, облизав пеплом небо, едва не
захлестнул Оракула. Было несколько попаданий в Заповедник руканов - горя
живьем, они кричали человеческими голосами, но продолжали плясать. Перед
броском гвардейцам сделали инъекции эргамина, вызывающего паралич
сдерживающих центров, и бронетранспортеры мятежников удалось остановить
лишь в километре от последнего пограничного поста.
Поэтому, увидев танки, сержант не удивился и даже успокаивающе помахал
двум солдатам охраны, выскочившим из помещения заставы с автоматами в
руках, но секундой позже он вдруг понял, откуда пришли эти танки. Команда
застряла в горле, он повернулся на приклеившихся ногах, чтобы бежать, -
люк головной машины захлопнулся, и взрывная пулеметная очередь швырнула
его в кювет. Оглушенный болью сержант еще мог заметить, как, схватившись
за грудь, упали оба солдата и весело, словно бумажный, вспыхнул серый
домик - звонко лопнули стекла, горбом поднялась пластмассовая крыша, а
потом железная махина тронулась и раздавила клацающими гусеницами одинокую
каску с голубой и бесполезной эмблемой международных войск.
Эти выстрелы услыхали в казармах. Ночной дежурный, не веря, пересохшим
голосом объявил тревогу. Заныла сирена. Замигали красные лампы на штабных
пультах. Неистово затрещали телефоны в темных и прохладных квартирах
офицеров городского гарнизона. Но от пропускного пункта до города было
всего три километра - солдаты в нательных рубашках, передергивая затворы,
выбегали на площадь у магистрата, когда танки уже громыхали по испуганным
сонным улицам. Первым же залпом они опрокинули батарею орудий, суматошно,
в криках и рычании напряженных дизелей закрутившуюся перед казармами.
Прислуга погибла вся. Дивизион так и не успел развернуться -
артиллерийс



Назад