ac0fbaff     

Стогов Илья - Таблойд



ИЛЬЯ СТОГОВ
ТАБЛОИД: УЧЕБНИК ЖЕЛТОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ
В порядке подхалимажа:
посвящается Александру Гаврилову,
который первым сказал,
что такая книга необходима.
Вступление
1
18 сентября 1999 года в окраинном петербургском клубе «Король Плющ» мне вручали диплом, удостоверяющий, что я – лучший журналист города.
Ежегодно в Петербурге раздают множество журналистских премий. Мне досталась наименее престижная из всех.
На сцене стоял накрашенный, набриолиненный, усыпанный блестками, как Дэйв Гэан из «Depeche Mode», ведущий шоу со странным именем Григорий Новослов.
С таким именем ему бы не копеечные дипломчики раздавать, а быть… ну, не знаю… древнегреческим философом.
В отчетном году никаких особенных успехов за собой я не помнил. В основном в том году я пил алкоголь, а в остальное время пытался вести себя так, чтобы меня не перестали пускать на порог приличных редакций.
Тем не менее лучшим журналистом признали именно меня. Удивляться я не стал.
Я выбрался на сцену, прищурился от ярких ламп. Сцена была маленькая. Полагалось сказать слова благодарности.
– В этот волнующий момент я хотел бы поблагодарить тех крепких мужчин… тех своих друзей… своих самых задушевных друзей, без которых этот миг никогда бы не наступил.
Я перевел дыхание и продолжал:
– Я хочу сказать слова благодарности Степану Разину, Петру Смирноffу и его наследникам, господам Бочкареву, Синебрюхову, Афанасию, фамилию которого я, к сожалению, не знаю… и еще многим их коллегам. Спасибо, друзья! Вместе победим!
Потом господ журналистов стали поить халявным алкоголем. Господам, не имеющим отношения к журналистике, тоже коечто перепало. Громко орала музыка.
Потом ко мне протиснулась высокая, выше меня, темноволосая девица. Совсем молоденькая.
– Это же ты победил в конкурсе?
– Я.
– То есть ты самый супердуперский?
– Типа того.
– Угости меня.
– Тебе лень протянуть руку вон к тому подносу?
Потом девица спросила: желтый ли я журналист? Я сказал, что я синий журналист. Девица была похожа на Джульет Льюис.

Только здоровенную, с седьмым размером бюста Джюльет Льюис.
Когда в «Плюще» все кончилось, мы поехали потанцевать в «Грибоедов». До угла Лиговского и Разъезжей ехали на такси, а там вылезли и почемуто пошли пешком.
У самого «грибоедовского» бомбоубежища Льюис стало плохо. Я никогда не видел, чтобы людям становилось плохо столь резко. Только что шла девица, чтото говорила… и рраз!
Уткнувшись лбом в асфальт, моя спутница какоето время рычала и извивалась. Происходило все очень долго.
Коллеги сказали, что ждут нас внутри. Я стоял посреди пустой улицы и ждал. Даже успел выкурить сигарету.
Потом Льюис начала потихоньку подниматься. Видели когданибудь, как раскладываются фигуркитрансформеры?
От ее помады цвета малины не осталось ни единой малиновой ягодки. В темноте блестел ее мокрый подбородок. Она громко дышала и вытирала с глаз слезы.
В таком виде внутрь «Грибоедова» нас все равно бы не пустили. Спутницу нужно было приводить в порядок. Я похлопал себя по карманам: чем бы ее вытереть?
Ни носового платка, ни единой салфетки в карманах не нашлось. Нашелся вчетверо сложенный бумажный диплом, свидетельствующий о том, что я, хозяин диплома, на сегодня не имею равных среди петербургских журналистов.
Оторвав от него половинку, я вытер девицын подбородок. Оставшимся куском диплома промокнул ей глаза. Жесткая бумага, но другой у меня все равно не было.
В тот вечер мы неплохо провели время.
2
Читая иногда в книгах (видя в телепередачах, встречая упоминания в газ



Назад