ac0fbaff     

Степанова Татьяна - В Моей Руке - Гибель



det_crime Татьяна Степанова В моей руке — гибель Жуткие события происходят неподалеку от Москвы: одно за другим находят мертвые тела людей, чудовищно изувеченные, просто растерзанные И местные жители жалуются, что стали пропадать домашние животные, а еще кто-то зверски убивает собак Ползут слухи об оборотне, человеке-звере Начальник «убойного отдела» Подмосковья Никита Колосов с самого начала подозревает, что появился новый жестокий маньяк, убийца-серийник Журналистка Катя почти что согласна с ним, но ее мучают ужасные сомнения Она догадывается, где искать маньяка, но ей страшно поверить своим догадкам...
ru ru Black Jack FB Tools 2004-12-10 OCR Litportal D208935A-8CE5-4A7E-BBE4-0B6242E0E9F6 1.0 Степанова Т. В моей руке — гибель ЭКСМО М. 2002 5-04-006186-2 Татьяна СТЕПАНОВА
В МОЕЙ РУКЕ — ГИБЕЛЬ
Пролог
По ночному разбитому весенними дождями проселку тащилась старая облупленная «Волга», из тех, что доживают свой век в источенных ржавчиной гаражах. На крыше — багажник, а на нем — доски и картонки. В салоне — узлы, тюки и прочий дачный скарб.

За рулем — старик в очках, суконной кепке и со слуховым аппаратом. Рядом на сиденье — по всему видно — его спутница жизни в теплой кофте и по-комсомольски повязанной цветной косынке, прикрывающей жидкий перманент. Мотор «Волги» натужно хрипел, словно поднимал машину на крутую гору и никак не мог одолеть подъем.
— Нет, так не пойдет. Я все же взгляну, что там, — старичок затормозил и решительно полез из машины. — Может, масло подтекает? А то ведь не доедем.
Его жена, зевая, взглянула на часы: половина четвертого утра, темная стена леса по обочинам шоссе, тусклый свет фар едва пробивается сквозь плотную пелену тумана.
— И стоило только в такую безбожную рань подниматься, — она снова зевнула, наблюдая за мужем. Тот открыл капот и деятельно склонился над мотором. — Ну что, совсем встали?
— Нет, нет, сейчас, Шурочка. Я тут только кой-чего законтачу... Не волнуйся.
Женщина, ежась и кутаясь в кофту, вышла, обогнула машину и засеменила к кустам на обочине. Шаги ее глухо отдавались в тумане. Потом они стихли.

Но вот зазвучали снова — тяжелые, торопливые.
— Там кто-то есть, — прошептала она. — Поехали отсюда.
— Сейчас, сейчас, — старик со слуховым аппаратом продолжал колдовать над мотором.
— Я тебе говорю: там кто-то есть. Был Я видела. В лесу, в ельнике...

И там тошнотворно пахло... — Она с силой захлопнула дверцу «Волги».
Муж ее вернулся за руль.
— Вечно ты все выдумываешь. Креститься надо, знаешь ли, когда... — возразил он вяло. — Кто там может быть в такую рань? Для грибников не сезон — какие в мае грибы?
А для деревенских...
— Какие деревенские, — женщина настороженно и испуганно вглядывалась в выступающую из тумана темную полосу леса. — Я же объясняю тебе. ТАМ КТО-ТО БЫЛ. И.., и я испугалась...

Поехали отсюда, ради бога, скорее, ну!
Старик завел мотор. «Волга» натужно тронулась с места. Жена его то и дело оглядывалась назад. Оглянулся и он.

Что это?
Ему померещилось, что какая-то тень мелькнула в тумане, пересекла шоссе и пропала, точно растворилась во мгле.
— Бомж, наверное, бродяга, — проворчал он. — Мало ли их сейчас шляется? С вокзалов кочуют, с помоек... Весна ж, всякая тварь шебуршится, потому что теплынь стоит и...
Его жена молча полезла в «бардачок». Старик увидел, как она торопливо сыплет себе на ладонь белые колесики нитроглицерина. Руки ее дрожали.

Одна таблетка скатилась на сиденье.
С востока потянуло предутренним ветерком. Пелена тумана сдвинулась, открывая небо. Над лесом



Назад