ac0fbaff     

Степанова Татьяна - Екатерина Петровская 13 (Все Оттенки Черного)



ВСЕ ОТТЕНКИ ЧЕРНОГО
Татьяна СТЕПАНОВА
Анонс
Целая серия загадочных и кровавых убийств, обставленных со зловещей торжественностью средневекового ритуала, потрясает безмятежную дачную идиллию. Очаровательных дачниц Нину и Катю не оставляет подозрение, что убийцу нужно искать среди их респектабельных и интеллигентных дачных соседей.

Но кто он - известный режиссер, тренер-атлет или дама-экстрасенс? Улик так много, что в них запутались и опытные следователи. Но что же предпринять двум подругам? Сбежать в Москву?

Ведь следующими жертвами могут стать они сами. Но журналистский азарт Кати Петровской не дает ей покоя, и они с Ниной решают вести собственное расследование...
Пролог
УТРЕННЯЯ ЗВЕЗДА
Ночь уходила, хотя темнота по-прежнему скрывала и лес, и холмы, и церковь над рекой. В поселке на том берегу не светилось ни одно окно.
Он споткнулся о корень, выступающий из влажной, размытой летним дождем земли, точно лапа лешего. Едва не упал. И как только она умудряется отыскивать дорогу в этих зарослях?

Хотя... Холм есть холм - карабкайся вверх по склону и не ошибешься.
Месяц появился в разрыве облаков, точно тусклую лампочку включили. И в его мертвенно-серебристом свете на минуту неожиданно стали различимы для глаз каждая ветка, каждый лист молодых деревьев и кустов. До вершины оставалось совсем близко.

Мужчина, кряхтя, упорно лез вверх. А на холме его уже ждали. Женщина. Она молча наблюдала за ним.

Потом запрокинула голову и уставилась в небо - месяц снова заволакивала мутная мгла.
- Еще дождь, как назло, нагрянет, тучищи-то... Так мы, пожалуй, и не увидим... тогда насмарку все путешествие... Не увидим ведь... - Мужчина наконец одолел подъем и теперь еле переводил дух.
- Дождя не будет. - Женщина все смотрела на тучи. - Подует ветер, небо очистится. И нам не стоит сейчас говорить. Лучше помолчать.
Но ее спутнику молчать было трудно. Он был грузный, уже в летах. Подъем на холм дался ему нелегко.

Дыхание его было прерывистым и хриплым. Однако если бы кто-нибудь мог приглядеться к нему повнимательней, то заметил бы, что это не только обычная возрастная одышка. Мужчина был явно сам не свой от волнения.

Выдавали его руки. Он то закладывал их в карманы широких бежевых брюк, испачканных на коленях землей, то вытаскивал рывком, сплетал пальцы, начиная хрустеть суставами. То с треском обламывал ветку с ближайшего куста и обрывал свежие клейкие листочки.

Несколько раз он заботливо щупал себе ладонью сердце, словно проверял - тут ли оно еще, на месте ли? Волнение, им владевшее, требовало выхода не только в суетливых жестах, но и в словах.
- Тучи, ливень, погода, чтоб ее... небо как ватой заткнули. - Он вздохнул. - И все это наше верхолазание коту под хвост. Кардинальное невезение. Ой, мама моя... «А если упущу я этот случай, то счастье вновь меня не посетит?»
- Цитаты здесь неуместны, я прошу помолчать. Недолго. Совсем немного. - Женщина положила руку на плечо своего спутника, точно оперлась на него, и ощутила то, что он сейчас пытался скрыть сам от себя: под внешним лихорадочным беспокойством, тщетно маскируемым раздраженно-капризной болтовней, в самых глубинах его сердца жили ясное ощущение нереальности происходящего и страх, вот-вот уже готовый перерасти в истерическую панику.

Женщина почувствовала это и сочла нужным несколько ободрить и успокоить своего спутника. Ее рука легонько коснулась его затылка, липкого от пота. Ему показалось - словно наложили прохладную примочку.

Пальцы сжали его шею, помассировали, погладили, снова сжали.
- Все бу



Назад