ac0fbaff     

Степанова Татьяна - Екатерина Петровская 11 (Флердоранж - Аромат Траура)



ТАТЬЯНА СТЕПАНОВА
ФЛЕРДОРАНЖ — АРОМАТ ТРАУРА
Аннотация
Почему на этом огромном поле, где мирно колосится рожь, людей охватывает первобытный ужас? Почему именно на нем нашли расчлененное тело бизнесмена, а год спустя напали на молодоженов и зверски убили счастливого мужа?

Что заставляет приходить сюда модного живописца, участкового милиционера, бывшего солдатанаемника? Загадка этого поля, о котором ходит столько мрачных слухов, мучает всех окрестных жителей. А сотрудницу прессцентра УВД Катю Петровскую и начальника убойного отдела Никиту Колосова сюда приводит служебный долг. Им предстоит разобраться, где кончаются легенды и начинаются пусть и страшные, но факты…
Пролог
…Я слышал, это место у вас нечистое.
Иван Тургенев. Бежин луг
Старенький Икарус, напрягая мотор, из последних сил преодолевал подъем на крутой холм. В кабине водителя играло радио. Но никто из пассажиров его не слушал. Салон был почти пуст — рейс был дневной, к тому же не столичный, а ясногорский.

В июне в разгар сенокоса среди местных жителей ажиотажа на этот рейс не наблюдалось.
— Слышь, пацан, ты там заснул, что ли? Тебе выходить. Сейчас Борщовка как раз будет, только с холма спустимся. Слышь, нет? Ушито открой, ишь законопатил… Я ведь с тобой разговариваю.

Тебя кто в Борщовке встречает? — водитель, поглядывая в зеркало, обращался к сидевшему на переднем сиденье десятилетнему мальчугану, полному и краснощекому — то ли от духоты в салоне, то ли от избытка здоровья.
Мальчик небрежно раскинулся на сиденье, облокотясь на плотно набитый рюкзак, и с упоением слушал плеер через наушники, то и дело в такт гремящему техно толкая бок рюкзака маленьким пухлым кулачком. Он ехал один, без взрослых. В Ясногорске на автовокзале его посадил в автобус старший брат, попросивший водителя довезти мальчика до остановки Борщовка.
— На деревню к дедушке, что ли, едешьто? На каникулы? — поинтересовался, приглушая радио, водитель.
— К бабуле, — мальчик тоже выключил свой плеер, снял наушники и тут же приклеился к окну. — Ух ты, видали, какой крутой! — он проводил восхищенным взглядом промчавшийся навстречу Икарусу черный пыльный «БМВ». — Щас как даст в разгончик сто сорок.. — Значит, бабуля тебя в Борщовке встречает? — спросил водитель.
— Ну!
— Баранки гну, ты как со старшими, шкет, разговариваешь?
— Нормально, а что вы все ко мне пристаете?
— Как это что? Сейчас остановка через пару минут. Не могу же я тебя одного посреди дороги бросить?

До твоей Бортовки от шоссе еще добрых километра два топать.
— А нам не в саму Борщовку, дяденька, — мальчуган потянул за лямки рюкзак. — Нам с бабулей в Татарское надо. Только ведь автобусы туда все равно не ходят.
Водитель только головой покачал: ишь ты какой осведомленный. Дорога пошла под уклон. Внизу в лощине, окруженной со всех сторон холмами, раскинулись поля, разделенные островами хвойного леса.

Над ржаным полем, уходившим направо от шоссе широким желтым полотном к самому горизонту, низко кружили черные птицы.
Мальчик, занятый своим рюкзаком и плеером, увидел их в окно автобуса. Но не обратил никакого внимания. Водитель тоже заметил птиц.
— Вороньято, Воронья… Откуда только взялось. Прямо туча…пробормотал он.
Икарус проехал ржаное поле, Шоссе штопором ввинтилось в сумрачный, пышущий полуденным жаром и смолистой хвоей бор. И водитель тут же позабыл про кружившую в нёбе воронью стаю.
— Борщовка. Следующая остановка Глубокое, — объявил он своим немногочисленным пассажирам. Никто, кроме мальчика, в Борщовке не выходил. Пассажиры



Назад