ac0fbaff     

Степанов Сергей - Новые Приключения Чебурашки 1



СЕРГЕЙ СТЕПАНОВ
МИХАИЛ ТАМАНОВ
НОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЧЕБУРАШКИ
Если птице отрезать руки,
Если ноги отрезать тоже,
Эта птица помрет со скуки,
Потому что сидеть не сможет.
ЧАСТЬ I
Глава первая. Пролог.
Чебурашка ехал на зеленом фольксвагене по Брайтенштрассе5. Была весна. Его широкие уши раздувал легкий ветерок.

Но несмотря на это все его мысли были заняты думами о «лягушках». «Лягушками» назывались секретная ассоциация неофашистов в Южной Уганде, которые в скором времени должны были прислать партию новокаина изза Южного Урала. Этими махинациями занималась Галя.
В это время в портах Южной Калифорнии периодически всплывал крокодил Гена, загружая на свои борта отряды новобранцев из семейства колобковых. Строгим курсом на северозапад (в сторону Лимпопо (часть Персидского залива)) пролетал Старик Хоттабыч, ведя незаконные наблюдения за погрузкой Гены (к Геннадию Геннадьевичу прямого отношения не имеет (прим.авт.)): «Как там они?»– думал Чебурашка с тоской, слушая, как над машиной свистят осколки от советских взрывных устройств, то там то сям рвущихся с мелодичным треском.
Но вот автомобиль остановился возле небольшого пятиэтажного особняка, где находилась штабквартира, которой заведовала Галя. Чебурашка, тщательно маскируясь под бумажный самолетик, вполз на шестой этаж и с грохотом свалился на Галю, которая вешала портрет фюрера на стенку.
– Простите, фройлен, – галантно поклонившись и шаркнув ушами по полу сказал Чебурашка, моментально отметив про себя: «А полыто не мыли с прошлого месяца...» Потом стерев с левой ноги смачный плевок, добавил: «А вчера снова был Тобик и снова пьяный». Он не ревновал Галю. Ему было просто жаль эту миловидную девушку, заправляющую такими делами. «Такая милашка пропадает в лапах этого кобеля...»
Галя слезла со стола.
– Садись, приятель, может, закуришь? – она достала из заднего кармана фирменной фуражки отличную гаванскую сигару и протянула Чебурашке. Так она обычно начинала особо важные дела. Чебурашка закурил и, погрузившись в табачный дым, окунулся в воспоминания. Галя молчала.

Она никогда не говорила раньше, чем агент закончит курить.
Чебурашка знал, что в это время в Южном порту Калифорнии заканчивалась погрузка крокодила Гены, и что через несколько суток он будет в Берлине.
– Ты спишь? – Галя трясла его за уши, и Чебурашка, сглотнув окурок (дурная привычка, приобретенная в одной из разведшкол), тупо уставился на атаманшу.
– По известным каналам, – начала Галя, – мы узнали, что Шапокляк десантом высадилась на Таймыре, дабы помешать досрочно выполнить наш план по добыче там сырья и переправки его на Урал.
Шапокляк работала на советскую разведку около одиннадцати лет, причем небезуспешно. В этом ей помогали Старик Хоттабыч и суперагенты Хрюша и Степашка.
Чебурашка уныло переварил эту информацию, затем, выковыряв штыкножом непроглотившийсся кусочек сигары, сказал:
– Что вы от меня хотите, фройлен?
– Ты должен предупредить Гену, чтобы он до Берлина всплывал как можно реже.
– Но как?
– В этом тебе поможет Чандр, – она щелкнула пальцами. В кабинет вошел Лев, которого в четвертом управлении называли «ГромилаЧандр». Он жевал помидор, но, увидя на стене портрет, он с криком «Хайль Гитлер!» выбросил руку вперед, и несчастный спелый овощ разбился об нарисованные усы фюрера, который с укором посмотрел на Льва.
Томатный сок весело стекал с портрета и капал Гале за шиворот.
– Простите, фройлен, – с дебильной улыбкой произнес Чандр, – Я не хотел обидеть Вас... То есть фюрера...и Вас и фюрера, т



Назад