ac0fbaff     

Старков Дмитрий - Ой, Там, За Занавесочками !



Дмитрий Старков
...ОЙ, ТАМ, ЗА ЗАНАВЕСОЧКАМИ!..
(Ностальгические галлюцинации
из жизни батьки Козаностра
и его боевых товарищей.)
Распоряжение № 0000001 от 25.3.00:
Назначить батьку Козаностра главным положительным героем романа "...Ой,
там, за занавесочками!!!" - с правом ношения маузера и на полном отрядном
довольствии.
Автор.
Распоряжение № 0000002:
Как я есть главный положительный герой батька Козаностр, то распоряжаюсь:
Шаршавого Вампирчика - как он есть левацкий элемент,
Босевича (от слова "босс")- за потребление непонятных слов в отряде,
шорца Фоню - за что, не помню, однако не зря
- ЛИШИТЬ КАПУСТНОГО ПАЙКА НА НЕДЕЛЮ
Батька: Козаностр
Отряд вот уже пятый день пробивался к лабазу, где, по слухам, сохранились
еще две канистры с ацетоном. Конечно, капусту можно потреблять и так, но в
этом смысле батька Козаностр был консерватором.
- Ты, Шава, того... - не раз говаривал батька начальнику штаба, в то время
как Босевич (от слова "босс") подозрительно косился на провинившегося.
И левацкий элемент умолкал.
На исходе света к батьке подъехал шорец Фоня, посланный накануне в
разведку. Надо сказать, что в отряд Фоня пришел едва ли не раньше самого
батьки. Был он, как все шорцы, маленького роста, невзрачный, с черной,
блестящей шевелюрой и слегка косолапой походкой. О своем появлении в
отряде Фоня рассказывал так:
- Тайга был. Моя тозе был. Потом люди сли, моя насли. Калик дали. Скусный!
Моя с ними посол. Дай калик скусный!
И благодарный слушатель разорялся на четвертинку, а иногда даже на
полкалика, в надежде вытянуть из Фони что-нибудь еще. Но тот, получив
калик, немедля засовывал его глубоко под язык и на все вопросы отвечал
однозначно:
- Не снай...
Разочарованные, слушатели расходились. Однако в каликах Фоня нужды не
терпел.
- Бачка, моя горбатого пымал! - сообщил он.
- А ну, ну, давай его сюда! - обрадовался Босевич (от слова "босс"). он
любил горбатых - ведь у горбатых всегда имеются в загашнике свежие калики,
это известно кому угодно. Известно также, что горбатые очень неохотно
расстаются со своим загашником, но это Босевича (от слова "босс")
волновало меньше всего. Срочно организовали привал, построили допросный
блиндаж, поставили у входа двух часовых, и Босевич (от слова "босс")
приступил к дознанию
Надо сказать, что в отряде Босевич был за шефа контрразведки. А поскольку
в отряде никто не знал, что такое "шеф контрразведки", и, как следствие,
не мог определить точно босевичьи обязанности, то занимался Босевич
исключительно обустройством своих личных интересов, каковые заключались в
непрерывном пожирании каликов, капусты с ацетоном и уж на самый худой
конец - даровой осиновой похлебки. Калики и капусту он тоже предпочитал
даровые и порой клал все силы на получение вожделенных ед даром.
Удобно расположившись за походным письменным столом, он крикнул:
- Ввести!
- Кому? - спросили снаружи.
- Не кому, а кого, хари масонски! - Горбатого, что Фоня привел.
- Ладно, Босевич, не валяй, однако, дурака. Как это Фоня его привел, ежели
ацетону в отряде уже неделю нет?
- Ты мне это брось! Сказано - веди, и точка!
- Да чо зря ходить?! ведь не хуже нас знашь: горбаты на сыру капусту не
идут! Отвяжись, дай. однако, поспать.
Босевич (от слова "босс") чертыхнулся и приказал привести Фоню.
- Ну, моп твою ять! - послышалось снаружи. То горбата ему, то Фоню... Ни
сна, ни отдыха, понимашь... - после чего Фоня вместе с горбатым,
непонятным образом изловленным на сырую капусту, был доставлен.
-



Назад