ac0fbaff     

Старилов Николай - Собрание



Николай Старилов
Собрание
Анатолий Иванович, ощущая уже некоторую усталость в ногах, вошел в числе
прочих на трибуну, машинально, прижав локтем, удостоверился - на месте ли
текст речи.
Как и всегда он говорил не первым, поэтому у него было время, чтобы
оглядеться, собраться перед выступлением.
Казалось, он мог бы уже давно привыкнуть, но нет, не привыкалось, и хотя
он знал - говорит хорошо, и слушают его хорошо, даже с удовольствием,
ощущение сотен или даже тысяч взглядов всегда давило, заставляло сердце
биться скорее.
Утром, на совещании передовиков района, он уже выступал, но это было
совсем другое. Здесь, на площади, перед тысячами людей та утренняя речь не
годилась, тут нужен был другой подход к народу, Анатолий Иванович знал из
своего ораторского опыта, что разные аудитории по-разному воспринимают
одни и те же слова.
Ему предоставили слово и почти не глядя в листки, потому что речи свои
писал сам, только согласовывая их, он выступил как всегда, и как всегда
его слушали лучше, чем других, потому что хотя он говорил в общем-то те же
правильные слова, что и остальные, но его звучный красивый баритон давал
ему значительное преимуществе.
После обеда его отвезли на заседание бюро. Там сегодня не требовалось его
выступлений, и он просидел молча до конца заседания.
Выйдя на улицу, он некоторое время колебался, потом посмотрел на часы - до
конца смены оставалось сорок минут.
Его окликнул секретарь.
- Анатолий Иванович! Что стоишь как витязь на распутье? Садись, - он
указал рукой на свою "Волгу".
Анатолий Иванович улыбнулся.
- Не сочтите за труд, Константин Александрович - подбросьте на завод.
Хотел сегодня ребят своих повидать, да не получается - на автобусе не
успею.
- О чем речь.
Анатолий Иванович, не предъявляя пропуска прошел через проходную, вахтер
уважительно, по имени-отчеству, поздоровался с ним.
- Так-то вот, - сам не зная кому, сказал мысленно Анатолий Иванович с
удовлетворением.
В цехе после конференц-зала и веселого солнечного дня ему сегодня особенно
не показалось. И ребята как-то замедленно, что-ли, поворачиваются, нет
быстроты, сноровки, как у него, и грязновато вокруг, могли бы прибрать,
нет, сами даже этого не могут без него. В конце-то концов, что они -
маленькие? Вечно им дядю надо - чтоб на поводке их водил.
Не скрывая неудовольствия на лице, он протянул руку своему неофициальному
заместителю - Горбалеву.
- Здравствуй, Сеня.
- Здравствуй, Анатолий Иванович.
Горбалёв не то чтобы неторопливо, но тщательно вытер руки, пока бригадир
стоял с протянутой рукой, потом подал свою.
Анатолий Иванович обошел всех, невзирая на то, что может испачкаться,
поздоровался.
Рабочие поглядывали на него, но в круг, как обычно, никто не подходил.
- Семен, что же ты, - взглядом показал Анатолий Иванович на масляные лужи
и стружку. Горбалёв пожал плечами:
- Смена кончится, уберем. Некогда.
- Некогда... При мне есть время, а чуть меня нет, так и
время что ли нет?!
- Выходит, так, - спокойно ответил Горбалёв и закурил.
- Ну, ладно. Об этом потом. Что-то вы сегодня невеселые. План даете?
- Стараемся, - неопределенно ответил Горбалёв.
Анатолий Иванович с заметным нетерпением огляделся. Все продолжали
работать, а на лице Горбалёва ему почудилась, или в самом деле была,
усмешка.
Анатолий Иванович вместе с нарастающим раздражением начал ощущать какую-то
неловкость, но в это время звонок известил об окончании смены, и рабочие
начали отключать станки. Один из них - самый молодой, Анатолий Ив



Назад