ac0fbaff     

Стариков Дмитрий - Патруль



Дмитрий Стариков
Патруль
Уилс подошел к окну, распахнул створку, повеяло свежим ветерком, словно
пытавшимся отвлечь от грустных мыслей. Уилс швырнул окурок с сорокового этажа
едва заметным со стороны молниеносным движением, и тот медленно падал теперь.
Наблюдая за ним, Уилс подумал:
"Когда-нибудь и мой корабль, оставив яркий след, распадется на частички,
унося меня в потусторонний мир. Слишком неспокойно сейчас всюду. Но хотел бы я
знать, какая сила заставит меня остаться в городе! Завтра отправлюсь в
Космопорт и подпишу контракт еще на полгода. И с первой же сменой выйду на
патрулирование. Надоело все. И город мне этот, что кость поперек горла..."
Утром, позавтракав, он собрал свою походную сумку, неизменную спутницу
всех его полетов, проверил старый любимый им кольт и вошел в лифт. Некоторое
время спустя он мчался по автостраде, ведущей к Космопорту, и весь этот путь
он мог бы проделать с закрытыми глазами. Впрочем, и контракт в бюро он мог бы
подписать не глядя - так надоело ему в этом шумном, но бездушном городе.
Выйдя из машины, он заметил светловолосого верзилу. Увидел его профиль,
подошел. Это был Стоун, и он нравился Уилсу Колинзу, и оба чувствовали, что
эта приязнь взаимна.
- А, Уилс, - мрачновато произнес Стоун.
- Привет, бродяга, - Колинз добродушно протянул ему пачку любимых всеми
патрульными невитаминизированных сигарет. Их было почти невозможно достать, и,
предложив их коллеге, Колинз тем самым проявил высшую степень уважения к нему.
Ему уже приходилось летать со Стоуном.
Стоун закурил.
Колинз не стал ни о чем расспрашивать Стоуна, хотя вдруг понял: произошло
что-то серьезное. Так уж повелось у них: если кому-то тяжело на душе, лучше
помолчи. Захочет, сам расскажет.
Несколько раз глубоко затянувшись, Стоун отшвырнул сигарету:
- Брук не вернулся! Брук!..
Внешне Колинз остался спокоен, только внутри у него что-то оборвалось.
- Вчера опять за третьей орбитой была заваруха, - сказал Стоун. - Кто-то
снова прорывался там. Выбили двоих наших, и Брук бросился на помощь. Засек
вначале две, потом еще две, а затем и пятую ракету. Ему бы провести наблюдение
и ждать подмоги. Но ведь это же Брук - он и слушать не стал: двоих атаковал
почти сразу же, оставшиеся мгновенно отреагировали, дав ответный залп. Брук
потерял управление, но каким-то чудом сумел расправиться еще с двумя. И тут
пятая ракета как раз со стороны кормовых дюз зашла и бортовыми, да еще и
главной... - почти в упор... Угодило то ли в ангар с горючим, то ли в
боезапас, только от взрыва корабль словно испарился. И через мгновенье я
сомневался, было ли все это или приснилось?
- Ты что, был там?
- Подоспел к самому занавесу. Не успело облако распасться, как я атаковал
пятую. Повезло мне. Вот и все.
- Кто же эти пятеро?
- Даже не знаю, - Стоун помолчал. - Все дело в том, что корабли-то наши,
почти как патрульные, но без опознавательных знаков. А вот откуда они и кто их
вел - не знаю. Пусть над этим ломают свои крепкие головы там. - Он показал
большим пальцем вверх. И, пожав Колинзу руку, он зашагал в сторону гостиницы.
Внезапно Стоун остановился, обернулся и крикнул:
- Сегодня в баре собираются все старики, будем поминать Брука. Приходи!
Уилс смотрел вслед Стоуну. Раньше он не замечал, чтобы Стоун сутулился.
Пилот всегда был строен и подтянут. И откуда-то из темных закоулков
подсознания выплыло: "Да, дружище, ты стареешь. Когда я увидел тебя впервые,
ты был совсем юным. И перед тобой были открыты все дороги, а ты выбрал это



Назад